Жак Рансьер: олигархи"продают" чувство опасности

Самая большая электронная читалка рунета. Поиск книг и журналов Эстетическое бессознательное Рансьер Жак.

Парадокс о зрителе: «Эмансипированный зритель» Жака Рансьера

. Главная тема его исследований — отношения между искусством и политикой. Во время разговора, он то и дело смотрит в потолок, и многие слова повторяет по три-четыре раза, порой забывая закончить предложение. Спустя три года Рансьер публично порвал с Альтуссером из-за разногласий по поводу студенческих волнений году.

Это - страх. Эти мерзкие старые левые пердуны, типа Жижека, Бадью, Рансьера и Иглтона, развратят умы чистой и наивной.

: , , . Представления об искусстве, закрепленные в философских воззрениях в первую очередь в современной ему художественной критике , призваны были являть не один из возможных, а единственно правильный облик искусства, не допускающий альтернатив. Ситуация, по Данто, меняется в е гг. Художник в этой системе вынужден был непрерывно воспроизводить как художественные эталоны, так и господствующую легитимирующую их философию искусства.

Ее, согласно Данто, применительно к искусству необходимо проработать до столь абстрактного состояния, чтобы она годилась для анализа не строго определенных, а любых художественных форм: Современного читателя, для которого плюрализм современного искусства является скорее данностью, очевидной при любом посещении музея или галереи, вряд ли удовлетворит одна лишь его констатация без объяснения причин и условий его воспроизводства.

Народ, толпа и мнимый популизм

Подтверждение тому — исключительная популярность"художников взаимодействия" 1 , например Риркрита Тираванийи, а также рост числа менее известных художников, работа которых строится на непосредственном задействовании конкретных людей, групп и сообществ. Подобное искусство поддерживают всевозможные биеннале, а также многочисленные художественные ведомства, склонные теперь чураться установки традиционных скульптурных памятников, высмеянных как"" или"какашка посреди площади".

Мивон Квон определяет цели этого искусства как"спецификацию сообщества", Грант Кестер называет его"диалогическим искусством", Карлос Базуальдо —"экспериментальным сообществом". Общее во всех этих проектах — убеждение, что аутентичность укоренена в социальном, что внешняя, иная по отношению к доминирующей идеология обнаруживает себя в социальных связях, которые лишь одни способны противостоять атомизирующему воздействию современного капитализма.

Так, не успев появиться, социально ангажированное искусство было уже обеспеченно готовой этической и политической легитимацией.

Бадью – автор внушительных трудов по математике, Рансьер что у нас есть), то у кого он может вызвать страх или неприязнь .

Внимание сосредоточивается не столько на внешних объектах критики, сколько на внутренних проблемах субъективной позиции. Субъективность художественного высказывания такого рода оказывается не чем иным, как формой выражения чувства вины буржуазного художника. Таким образом, требование самокритики ставит интеллектуала перед вопросом: То есть обеспечить эффективность критического жеста, несмотря на подозрительность собственной позиции.

Так, по первому впечатлению, фильм Радльмайера скорее уклоняется от решения заявленной проблемы: Как переводчик текстов Жака Рансьера на немецкий язык Радльмайер не может не осознавать политических последствий выбора определенной художественной формы. Коммуна сезонных работников воссоздает множественность политических позиций, которые давно исчезли из пространства современного парламентаризма, но оказались сохранены на уровне индивидуальных поведенческих моделей.

Радльмайер достаточно самокритичен, чтобы понимать: На уровне самоописания эстетическая генеалогия немецкого режиссера довольно предсказуема. Согласно такой установке политизация искусства бессмысленна без вовлечения как можно более широкой аудитории. Только захватывающие политические триллеры последнего уступают место политической комедии неуклюжих персонажей. Утопическое измерение фильма Радльмайера направлено на переопределение избитых понятий.

Возможно, Радльмайеру пока не хватает грезоподобного ритма, который столь необходим для убедительности политического воображаемого.

Журнальный зал

Мировое правительство Жак Рансьер Нам следует с большой подозрительностью относиться к понятию"массовый страх". Наши правители и интеллигенция с готовностью приписывают феномен страха и ненависти широким массам, считая себя людьми, которые стоят выше этих эмоций. Однако правда заключается в том, что в наши дни страхи распространяются именно властями.

В этом им способствует такое вездесущее понятие, как безопасность.

Рансьер же утверждает, что вообще нет эстетики без политики, это одной из причин нового страха, сковывающего, по Пиранделло.

Для политической философии Рансьера характерны ряд ключевых понятий: Политика — деятельность, предметом которой является равенство [2]: Несогласие — непреодолимый конфликт между людьми, который заложен в природе человека и проявляется в речевой ситуации , когда один из собеседников сразу и понимает, и не понимает другого. Полиция — символическое упорядочивание социального, направленное на определение доли участия или отсутствия участия у каждой части.

Понятие восходит к работам Мишеля Фуко х годов [3]: Равенство — совокупность практик, направленных на удостоверение равенства кого угодно с кем угодно. Постдемократия — консенсусная система современности, основанная на тождестве общества и индивида и рассмотрении общества как суммы его частей. Несогласие Рансьер Несогласие — фундаментальный концепт философии Рансьера [2]:

Почему марксизм снова на подъеме

Извините, но для просмотра этой страницы у Вас недостаточно прав. Вы должны авторизоваться или пройти регистрацию.

«Дух форм»; Харолд Блум — «Страх Влияния», «Карта перечитывания»; Эрик Фигуры Вагнера»; Жак Рансьер — «Эстетическое бессознательное» .

Для политической философии Рансьера характерны ряд ключевых понятий: Политика — деятельность, предметом которой является равенство [2]: Несогласие — непреодолимый конфликт между людьми, который заложен в природе человека и проявляется в речевой ситуации , когда один из собеседников сразу и понимает, и не понимает другого. Полиция — символическое упорядочивание социального, направленное на определение доли участия или отсутствия участия у каждой части. Понятие восходит к работам Мишеля Фуко х годов [3]: Равенство — совокупность практик, направленных на удостоверение равенства кого угодно с кем угодно.

Постдемократия — консенсусная система современности, основанная на тождестве общества и индивида и рассмотрении общества как суммы его частей. Несогласие Рансьер Несогласие — фундаментальный концепт философии Рансьера [2]: Это конфликт между теми, кто говорят одно и то же, но подразумевают разное. Сущность несогласия — в непреодолимом конфликте между людьми, который происходит не от недоразумения, недопонимания или злонамеренности, а от изначальной двусмысленности, заложенной в самой природе человека, в разделении логоса на логику и слово [4].

Политика[ править ] Рансьер прежде всего различает политику и распространенное понятие политической жизни какого-либо сообщества. Политика в собственным смысле слова есть крайне редкое явление [3]: Она возникает, когда естественный порядок полиции прерван причастностью несогласных несопричастных. Политика формирует общность какого-либо сообщества как общность.

Жак Рансьер: искусство – это ненаправленный взрыв

Однако, как пишет В. Основная тема Рансьера — равенство. Равенство для него — отнюдь не политическое, а этическое и философское понятие, определяющее политические ситуации, в том числе и конфликтные; будучи независимым от экономических или каких-либо ещё споров или конфликтов, оно всегда идёт вразрез с нормами, правилами и установлениями, всегда вырывается из настоящего и требует его постоянного переопределения. Политика не есть осуществление власти.

Политика должна определяться сама собой, как особый образ действия, используемый соответствующим субъектом и подлежащий ведению особой рациональности. Именно политические отношения позволяют помыслить политический субъект, а не наоборот.

Техника безопасности: политика страха как инструмент управления .. [8] См.: Рансьер Ж. Олигархи продают чувство опасности // Русский журнал.

Ни дня не проходит без критики, которая со всех сторон доносится в адрес популизма и рисков, с ним связанных. Но не так уж просто понять, что означает само это слово. Несмотря на различные вариации значений, согласно господствующим установкам, его характеризуют три ключевые черты: Ясно, однако, что три эти черты необязательно связаны друг с другом. Это убеждение не влечет за собой никаких расистских или ксенофобских настроений. Для того чтобы заявить, что наши политики больше думают о своей карьере, чем о будущем своих соотечественников, или что те, кто находится у власти, действуют в интересах финансовой элиты, не требуется демагог.

Оно не указывает ни на какую-то определенную идеологию, ни на последовательный политический стиль. Оно используется лишь для того, чтобы создать некоторым людям определенный имидж. Существуют разнородные и даже противоречивые образы людей, фигуры, сконструированные с помощью того или иного способа сборки, некоторые своеобразные качества или отсутствие таковых. Третья черта популизма — расизм — является определяющей для этой конструкции.

Жак Рансьер Эстетическое бессознательное

Наши правители и интеллигенция с готовностью приписывают феномен страха и ненависти широким массам, считая себя людьми, которые стоят выше этих эмоций. Однако правда заключается в том, что в наши дни страхи распространяются именно властями. В этом им способствует такое вездесущее понятие, как безопасность. Это предоставляет возможности для структурной манипуляции массовым сознанием.

Однако я не считаю, что распространение информации и коммуникационных технологий увеличивает степень страха. На самом деле, в обществах, где распространению информации ничто не препятствует, происходят прямо противоположные процессы, поскольку это дает возможность разнообразить источники получения информации, позволяя с большей долей скепсиса относиться к пугающим сообщениям.

Жак Рансьер В целом, страх – это функционал государства, и этот Во- первых, государство стремится вселять страх в рядовых.

Однако большинство критиков театрального мимесиса пошло другим путем, предложив идею театра без зрителей, где все являются участниками действия. Это естественная для нас ситуация. Автор"Я двор зову страной

С.Н. Лазарев